Суббота, 23.09.2017, 13:55
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Мироздание.

Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Калькулятор
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Дневник

    Главная » 2015 » Январь » 29 » Начало появления понятия Украина и украинский народ.
    Начало появления понятия Украина и украинский народ.
    19:42

    Начало появления понятия Украина и украинский народ. Первое упоминание в письменных источниках. http://www.telenir.net/istorija/vtoroe_nashestvie_janychar_istorija_sozdanija_nacionalno_svidomyh/index.php

     

    Сложившаяся к этому времени обстановка в Европе как нельзя больше благоприятствовала желанию польских политических кругов. Дело в том, что к концу 18 века во Франции обосновался революционный порядок, порожденный Великой французской революцией. И вот, в ненавидевшей монархическую Россию революционной Франции в 1795 году, появляется на французском языке работа польского эмигранта графа Яна Потоцкого «Fragments historiques et geographiques sur la Scythie, la Sarmatie et les slaves», в которой впервые в истории утверждается, что на берегах Днепра живет не русский народ, а украинский, правда, славянского происхождения. 

    Дальше — больше: очень скоро другой польский граф Фаддей Чацкий в своей книге «O nazwisku Ucrainy i poczatku kosakow» предлагает новую теорию: украинский народ вообще не имеет ничего общего со славянством; его предки — кочевники из орды укров, которая в 7 веке пришла на «Украину» из-за Волги. Нечего и говорить о том, что никаких исторических данных об этой орде никому предъявить он так не смог.

    К слову сказать, этой теорией, но уже вывернутой наизнанку, усиленно пользовались в Польше Пилсудского, чтобы доказать монгольское происхождение русских. Этим хотели создать расовую пропасть между великороссами и малороссами и установить ближайшую степень родства между поляками и малороссами, к этому времени уже переделанными в не русских «украинцев». И даже сейчас, несмотря на провал расовых теорий «о монгольском происхождении великороссов» приводятся ссылки на некоторые из тех публикаций.

    Первым пропагандистом теории графа Яна Потоцкого в России был его родной брат граф Северин Потоцкий. Но, вопреки деятельности этого графа и его преемников, широкие слои населения Малороссии, а также Новороссии узнали о своем «украинском» происхождении лишь через сто лет, то есть после революции 1917 года, когда жители регионов были переименованы революционерами из русских в «украинцы».

    Вот когда на Малой Руси исчезли русские и появились «украинцы» как особая национальность. Но на территории Белой, Черной и Червонной Руси новых географических названий не появилось, да и местные поляки продолжали называть тамошних жителей по-старому — русскими или русинами.

    Поэтому надо влить новую душу в русина — вот в чем главная задача поляков.

    Эта душа да будет от Запада. Пусть малороссы своею душою соединятся с Западом и только внешним церковным обрядом с Востоком. Тогда Россия отодвинется в свои узкие пределы великорусского племени, между тем как на Днепре, Дону и Черном море возникнет нечто другое. Тогда, быть может, малорусская Украина возвратится к братству с Польшей против России.

    А если бы это и не сбылось, и в таком случае в тысячу раз лучше Малороссия самостоятельная, нежели Малороссия российская. Если Грицъ не может быть моим, и в таком случае пусть будет ни моим, ни твоим.

    Из этого проистекает для поляков указание: не только не препятствовать национальному развитию самостоятельной Украины, но, наоборот, всячески поддерживать украинский сепаратизм и укреплять среди малорусов церковную унию с Римом».[2]

    Вот почему «украинцами» стали не только все малороссы, но и вообще все жители юга России, с малороссами не имеющие практически ничего общего.

    В начале 19 столетия поляки предпринимают решительную атаку на кириллицу. Главной их целью был полный переход русинов Восточной Галиции на латиницу. В случае удачи со временем можно было бы без труда доказать, что галицко-русский язык — всего лишь вариант польского.

    В 1912 году уже пожилой Нечуй-Левицкий (которому шел тогда 76-й год) публикует свою брошюру «Кривэ дзеркало украйинськойи мовы» (Кривое зеркало украинского языка), в которой резко критикует реформу правописания в частности и насаждавшиеся Грушевским галицко-польские нормы языка вообще. Нечуй-Левицкий писал: «С такой амуницией в украинских журналах и книгах украинская литература далеко вперед не убежит, ибо весь этот галицкий и польский груз обломит нашу телегу. На мой взгляд, этот груз — просто мусор, засоряющий наш язык. Галицкая орфография смешна, диковинна и не покоится на каких-либо научных основаниях «… «И эту глупость премудрую, эти ребусы зовут фонетическим правописанием»… «С тучей точек над словами…» (обилие «i» и «ї» в украинских текстах у читателей вызывали ассоциации со стеклами, засиженными мухами). Но особенно Нечуй-Левицкий протестовал против того, чтобы на таком «языке» переиздавали его труды.

    Он протестовал против искусственного ополячивания малорусской речи, замены народных слов иноязычными. Так, вместо народного слова «держать», указывал Нечуй-Левицкий, вводят слово «трыматы», вместо народного «ждать» — слово «чэкаты», вместо «предложили» — «пропонувалы», вместо «ярко» — «яскраво», вместо «обида» — «образа», вместо «война» — «вийна»; известное еще из языка киевских средневековых ученых слово «учебник» Грушевский сотоварищи заменили на «пидручнык», «ученик» — на «учэнь»…

    Ехидно отозвался Нечуй-Левицкий по поводу замены написания «на углу» словосочетанием «на розі»: «и вышло так, что какие-то дома и улицы были с рогами, чего нигде на Украине я еще не видел»…

    Классик украинской литературы настаивал на том, что украинский литературный язык нельзя основать на «переходном к польскому» галицком говоре, к которому добавляют еще «тьму чисто польских слов»: аркуш, брыдкый, брудный, вабыты, выбух, выконання, вич-на-вич, влада, гасло, еднисть, здолаты, злочыннисть, знэнацька, крок, лышывся, мэшкае, мусыть, нэдосконалисть, остаточно, оточэння, отрыматы, пэрэдплата, пэрэконання, пэрэшкоджаты, помэшкання, поступ, потвора, прагнуты, рахунок, розмайитый, розпач, рух, свидоцтво, скарга, спивробитнык, спивчуття, старанно, улюблэный, уныкаты, цилком, шалэний…

    Указав на множество таких заимствований, Иван Нечуй-Левицкий констатировал: это не украинский, а псевдоукраинский язык, «чертовщина под якобы украинским соусом».

    Разоблачения патриарха малорусской литературы Нечуя-Левицкого вызвали панику у «национально озабоченных». На него нельзя было навесить ярлык «великорусского шовиниста» или замолчать его выступление. Грушевский попытался оправдываться. Он признал, что пропагандируемый им язык действительно многим непонятен, «много в нем такого, что было применено или составлено на скорую руку и ждет, чтобы заменили его оборотом лучшим». Но игнорировать этот «созданный тяжкими трудами» язык, «отбросить его, спуститься вновь на дно и пробовать, независимо от этого «галицкого» языка, создавать новый культурный язык из народных украинских говоров приднепровских или левобережных, как некоторые хотят теперь, — это был бы поступок страшно вредный, ошибочный, опасный для всего нашего национального развития».

     «И вот галицкие литераторы берутся за это важное дело. Создается язык для институций, школы, наук, журналов. Берется материал и с немецкого, и с польского, и с латинского языка, куются и по народному образцу слова, и все вместе дает желаемое — язык высшего порядка. И, негде правды деть, много в этом языке нежелательного, но что было делать?». Впрочем, уверял Стешенко, язык получился «не такой уж плохой». То, что он непривычен для большинства украинцев, — несущественно: «Не привычка может перейти в привычку, когда какая-то вещь часто попадает на глаза или вводится принудительно. Так происходит и с языком. Его неологизмы, вначале «страшные», постепенно прививаются и через несколько поколений становятся совершенно родными и даже приятными».

    Однако такие пояснения никого не убедили. «Языковой поход» провалился. Грушевский и его окружение винили во всем Нечуя-Левицкого, якобы нанесшего своим выступлением вред делу «распространения украинского языка».

    Впрочем, окончательно пресечь «просветительскую деятельность» Грушевского и приобщение им малороссов к «страшной мове» была вынуждена российская тайная полиция, обнаружившая кроме «филологической» еще и другой тип «деятельности» — уже направленный на выполнение секретных заданий австрийских спецслужб по подготовке будущей аннексии Малороссии: начиная от вскармливания разнообразных сепаратистских организаций «украинцев» и кончая банальным шпионажем. Австрийский подданный был верен своей Империи.

    Грушевский лишь теперь убедился, что его план подогнать язык даже у наших классиков под страшный язык своей «Истории Украины-Руси» потерпел полный крах. Его истории почти никто не читает». Хотя справедливости ради надо сказать, что «Историю Украины-Руси» не читали не только из-за «страшной мовы». Современники часто называли Грушевского «научным ничтожеством».

    «Крамольное» произведение Нечуя-Левицкого предали забвению. А созданная в Галиции «страшна мова» быланасаждена во все сферы общественной жизни во время жесткой и последовательной советской украинизации 1920-х годов, осуществлявшейся под чутким и бескомпромиссным руководством незабвенного Лазаря Кагановича. Когда большевики, ничтоже сумняшеся, всех живущих принудительно записали в «украинцы», «перепутав» понятие гражданства и национальности. Таким нехитрым способом на планете появилось около 30 миллионов «украинцев» (правда, одновременно куда-то бесследно сгинуло такое же количество русских).

    Создание большевиками национальной украинской республики было второй крупнейшей победой сепаратистов (первой победой сепаратистов было признание за малороссами нового имени украинцев).

    Для появившихся из ниоткуда украинцев были созданы все условия: к началу 30-х годов 20 века свыше 80 % общеобразовательных школ, 55 % школ ФЗО и 30 % вузов вели обучение на «украинском» языке (на «ридной мове» обучалось более 97 % детей). На ней же родной печаталось 90 % газет и 85 % журналов. Правда о том, насколько эта «мова» была «ридной» свидетельствует такой неприятный факт — для непонятливых «украинцев» власть начала выпускать русско-украинские словари. Впрочем «незнание закона не освобождало от ответственности»: за незнание «ридной мовы» работу мог потерять любой, вплоть до уборщицы…

    «Современный писатель украинский, за небольшим исключением, украинского языка не знает. Ему нужно взять в руки «Изюмова» (имеется в виду «Словнык», составленный известным «украинизатором» и «мовознавцэм» Изюмовым), «даже выдающиеся поэты и писатели-стилисты нарушают правильность, и чистоту и портят эффекты художественного достижения ненужными ошибками и абсолютно противными духу украинского языка русизмами» — били тревогу подручные Лазаря Моисеевича и категорически требовали: «Писатели должны выучить язык».

    Писатели старались. Они «исправляли ошибки», благодарили за «критику», брали на себя повышенные обязательства. Кто искренне, кто вынужденно но «бойцы литературного фронта» стремились избавиться от «тяжкого наследия» русской культуры, скорее выучить новый для себя «украинский» язык. Но выучить его было непросто — «ридна мова» не стояла на месте. Из нее старательно выбрасывали слова русского происхождения, которые заменяли словами польскими, немецкими, выдуманными, какими угодно, лишь бы сильнее отделиться от великороссов. Группа академиков ревизовала словари, снова и снова реформировалась грамматика.

    Среди академиков был и уже упоминавшийся ранее М. Грушевский, слинявший с Украины после «упразднения» немцами Центральной Рады (которых на Украину она сама же неумная и призвала). И которые отказали ему даже в убежище. Однако субстанция, из которой состояло естество отставного председателя, обладает тем известным свойством, которое позволяет ей всегда держатся на поверхности. И уже в 1924 году Грушевский величественно всплывает на Украине, в 1925 году дослуживается до звания академика, а в 1926-м с помпой празднуется свое 60-летие. Последние государственные почести Грушевскому воздают в 1934 году, торжественно предав земле тело «батька украйиньськойи нации». Да не будет земля ему пухом… (Наконец то субстанция из которой состояло  естество  Грушевского, было использовано по прямому назначению).

     

    На планете искони известны только два типа цивилизаций — общинная (или солидарная) и индивидуалистская (или конкурентная). Эти два типа цивилизаций принципиально чужды друг другу. В основе общинной цивилизации лежит право каждого члена этой цивилизации на жизнь. Независимо от его происхождения и способностей. Это право защищается всем обществом. В основе гражданского общества лежит свобода и независимость каждого индивида. Но в таком обществе право на жизнь имеет только тот, кто это право смог получить (заработав себе на пропитание и кров над головой). Неудачники и немощные такого права не имеют и обязаны умереть. Поскольку другие им ничего не должны.

    За свое право на жизнь члены общинной цивилизации расплачиваются частичным ограничением свободы; однако за свою свободу члены индивидуалистской цивилизации вынуждены рисковать своей жизнью и постоянной войной с конкурентами за место под солнцем. Чтобы устоять во времена существования Советского Союза, конкурентная цивилизация была вынуждена ввести у себя элементы социальной защиты (сомневающиеся могут самостоятельно ознакомиться с нравами, царившими в США конца 19-го, начала 20-го века). А сейчас за ненадобностью эти элементы помаленьку начинают ликвидировать.

    Эти два типа чужды друг другу. Именно это объясняет ту ненависть и захватнические войны, которые Западная цивилизация англо-саксов на протяжении тысячелетия вела против Руси. Цель их была не в уничтожении государственного строя русского суперэтноса (составными частями которого являются русские жители его регионов: малороссы, белороссы и великороссы), а в полном уничтожении солидарного типа нашей цивилизации, замене его на конкурентный тип.

    http://www.telenir.net/istorija/vtoroe_nashestvie_janychar_istorija_sozdanija_nacionalno_svidomyh/p12.php#metkadoc2

    Просмотров: 384 | Добавил: aleksan | Теги: Украинство | Рейтинг: 0.0/0 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]